Памяти Михаила Толстых (Гиви) посвящается…

Февраль, 8-е. Уже три года с нами нет нашего Героя, комбата, одного из легендарных защитников нашей земли, Михаила Толстых, Гиви… Кто-то не может поверить в случившееся и до сих пор. Его гибель стала ударом для многих. Смерть сына – вечная боль для материнского сердца, смерть отца – осиротелость души. Смерть командира – невосполнимая утрата для каждого солдата.

Но спустя три года, вопреки убеждениям врагов и несмотря на все трудности, военнослужащие батальона «Сомали» продолжают свою деятельность, ежедневно выполняя боевые задачи.

Памяти Михаила Толстых (Гиви) посвящается…

Один из старослужащих бойцов «Сомали», с позывным Зять, рассказал, что жизнь в батальоне продолжается, военнослужащие все так же несут службу и дают отпор врагу.

Памяти Михаила Толстых (Гиви) посвящается…

Зять

– Как проходит день военнослужащего батальона «Сомали»?

– У нас есть распорядок дня. Составляется план. Это и занятия в классах, и изучение устава, и несение караульной службы. К примеру, если одна рота находится в классах, другая едет на полигон и отрабатывает приобретенные знания на практике. Штурм здания, штурм позиций, подавление огневых точек противника – все это проходит ежедневно. После возвращения – время обеда. Потом у ребят есть время, чтобы заняться своими делами: например, почитать книгу, постирать  или подшить обмундирование, посмотреть новости.

– Имеет ли место преемственность поколений?

– Общение старших товарищей с молодежью происходит 24 часа в сутки. Когда приходит молодой боец, ему нужно многое показать и объяснить, вплоть до того, где что находится, где он спит и так далее. Новые солдаты проходят курс молодого бойца. КМБ длится 3 месяца. Если человек пришел к нам по контракту, к примеру на год, и батальону поступает боевая задача, мы этого новобранца оставляем в части, где продолжается его обучение, и только тогда, когда он окончит обучение, будет морально и физически готов, мы его берем на позиции или выполнение задачи.

Конечно, за солдатом продолжают наблюдать, чтобы понять: вдруг чему-то еще недоучили, ведь человек, грубо говоря, первый раз едет на войну.

Окопный быт

За годы регулярного пребывания в зоне активных боевых действий военнослужащие «Сомали» уже привыкли ко всему. К примеру, Зятю даже не нужно настраиваться на выполнение новых боевых задач – он всегда наготове.

– Как готовитесь морально к выполнению новой боевой задачи?

– Никак. Я постоянно готов. Тяжело назвать это работой, конечно. Нужно отдать долг Родине. Начинал я с 2014 года я был во многих местах, поэтому ничего нового для себя уже не увижу.

С молодыми бойцами занимаются замполиты. Это проводится штатно. Бойца не бросят, если он вдруг испугается. Напротив, подскажут, научат, успокоят. За пять с половиной лет мы все уже как семья.

Плечо боевого товарища

Еще один военнослужащий батальона «Сомали» (позывной Фара) также защищает Донбасские земли с 2014 года, однако в батальон, названный в честь Михаила Толстых, он попал лишь в 2017-м.

– В 2017 году «Сомали» нуждался в поддержке, поэтому я решил ему помочь, привнеся свой уже приобретенный боевой опыт. После гибели Гиви, конечно, было тяжело, люди находились в упадке. Но мы подтягивали молодежь, направляли в нужное русло, обучали.

На данный момент мы в резерве, но тем не менее выходим на боевые дежурства на самые сложные участки региона, всячески помогаем своим товарищам.

Когда к нам приходят новые молодые бойцы, они спрашивают, как начиналось становление нашего батальона, интересуются боевым путем «Сомали» и подвигами Гиви.

По стопам комбата

– Изменился ли уклад жизни батальона после гибели Михаила Сергеевича или сомалийцы продолжают дело, начатое Гиви?

– Все меняется. Тогда было намного жестче, страшнее, так как шла активная война. Тем не менее мы продолжаем дело комбата, поддерживаем батальон и стараемся, чтобы он становился лучше и менялся только в лучшую сторону.

Память боевых троп

Тех, кто лично знал полковника Толстых, в батальоне «Сомали» стало меньше. Но те, кто вплоть до сегодняшнего дня несет службу, вспоминают легендарного комбата тепло и с замершей в глазах грустью.

Старшина первой штурмовой роты Геша впервые познакомился с Гиви в 2016 году. По его словам, Михаил Сергеевич буквально зажег в нем боевой дух и желание служить именно в «Сомали».

Пополнить сомалийские ряды военнослужащий решил, когда увидел, что в районе, где он жил, проявляет активность техника с флагами батальона «Сомали», защищая земли.

Памяти Михаила Толстых (Гиви) посвящается…

Геша

– Тогда комбат приглашал к себе в кабинет на беседу каждого нового бойца. И всегда он производил такое впечатление, что во мне, к примеру, даже зажег желание дальше служить именно в этом батальоне. Он постоянно присутствовал на тренировках и полигонах, обращал внимание на новеньких, смотрел, у кого что получается. Когда у меня начало получаться все, мы уже стали общаться ближе. После пересекались на боевых позициях. Всегда Гиви был рядом, правильно командовал, поддерживал огнем.

Если он знал, что с ним кто-то хочет поговорить, он мог принять этого человека даже среди ночи. Шел навстречу. Каждый, кто к нему приходил с какой-то проблемой, в итоге получал помощь. Кто-то приходил просто поговорить по душам.

«Всегда вперед, ни шагу назад!»

– Боевой дух он нам поднимал еще до выезда на позиции, – продолжает Геша. – Как настоящий полководец, собирал нас и выступал с речью, заряжая всех сразу. И люди готовы были выполнить абсолютно любую боевую задачу. Такой у него был дар.

На выезды он тоже отбирал людей, общаясь с каждым, чтобы понимать, готов ли боец. Уже на линии боевого соприкосновения был, конечно, строже, ругался, наказывал, потому что там погибают люди. Но с ним можно было решить любой вопрос. Часто он выбегал сам лично. У Гиви был девиз: «Всегда вперед, ни шагу назад!».

– Каким человеком вы запомнили Михаила?

– Он был очень жизнерадостным. Все контролировал, всех знал и со всеми общался. Вне зависимости от количества людей в подразделении, Гиви знал каждого по имени и позывному. Если у кого-то возникали проблемы, можно было напрямую обращаться к комбату. Михаил Сергеевич стремился к тому, чтобы наш батальон с каждым днем становился лучше, он постоянно проводил время с личным составом.

Роковое утро

По словам бойца, в то, что командира не стало, в батальоне долго не могли поверить. Этот взрыв поменял многое.

– Оставалось несколько минут до подъема, – вспоминает Геша, – раздался хлопок, у нас на этаже повылетали стекла. Дежурный по роте сообщил о задымлении, была объявлена тревога. Все было в густом дыму, началась эвакуация личного состава, всех вывели на улицу. Приехал Глава Республики, построил батальон. Когда пожар потушили, Александр Владимирович объявил, что наш комбат погиб. Естественно, мы не могли в это поверить, потому что накануне вечером у него было превосходное настроение, он пообщался с нами, шутил, смеялся.

Когда нам сообщили эту новость, мы просто не знали, что делать. Многие до конца дня не верили, что с Гиви на самом деле что-то произошло, пали духом. Но командиры подразделений собрали нас и сказали, что мы не имеем права предать те идеи и задачи, которые нам ставил Михаил Сергеевич. После этого люди начали немного приходить в себя.

Он всегда был с нами, везде. Не верится, что его нет…

Памяти Михаила Толстых (Гиви) посвящается…

Кан

«Строгий, но справедливый»

А вот Кан в «Сомали» практически с самого начала, с 2014 года. Комбата он вспоминает как смелого и отважного человека.

– О Гиви я поначалу только слышал, а увидел впервые при штурме аэропорта. Тогда была война, там были все.

Он был смелый и отважный. Находился с нами постоянно. Хороший командир, строгий, но справедливый.

Военнослужащий с позывным Клык встретился с Михаилом Толстых практически на поле боя.

– Вначале я попал на РЛС, а потом ему кто-то сказал, что я оператор-наводчик БМП. Меня поменяли, после чего я работал уже на боевых машинах пехоты в терминалах аэропорта. Познакомились уже на позициях. Пересекались часто. После аэропорта выезжали вместе на Торецкое… Гиви всегда интересовался, всего ли нам хватает. Если что-то было нужно из обмундирования, питания, он никогда не отказывал. Старался обучить всему.

Памяти Михаила Толстых (Гиви) посвящается…

Клык

Когда мы в чем-то бывали неправы, комбат был суров, но при правильном выполнении задач он хорошо к нам относился. Мог прийти, узнать, как дела. Всячески помогал, чтобы боец не отвлекался на какие-то личные проблемы, а нормально нес свою службу.

В то утро, когда Гиви погиб, я перед подъемом услышал взрыв. Думал, просто прилет где-то рядом. Тут и дневальный прибежал, сообщил об эвакуации. Я не придал этому значения, застелил постель, аккуратно собрался. Когда мы спускались по лестницам, уже началось сильное задымление. Мы закрывали лица шапками, чтобы не угореть. Вышли на улицу, построились, работники МЧС тушили пожар. Приехал Батя и сказал, что Гиви больше нет… Конечно, это стало шоком. Осознание случившегося пришло лишь со временем.

Мы все по нему скучаем…

Герои не умирают

Гибель Михаила Толстых оставила рану в тысячах сердец. Но память о Гиви будет жить в каждом, кто знал его, воевал с ним плечом к плечу, называл комбатом. Легендарный командир «Сомали» навеки останется воином, ведущим солдат за собой, изо дня в день продолжаясь в начатом деле, которое теперь в руках его последователей.

Ведь не зря же говорят, что на самом деле человек не умирает, а просто рядом быть перестает…

Памяти Михаила Толстых (Гиви) посвящается…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *