Болгария в огне: война между правыми и левыми

Болгария в огне: война между правыми и левыми








Болгария в огне: война между правыми и левыми
Врангелевцы в Болгарии

Побитая, униженная и обескровленная

Болгария была идеальным кандидатом для долгой внутренней смуты. Довольно молодое, но небольшое и небогатое государство, оно прошло Первую мировую. Вступила Болгария туда по банальной для подобных поступков причине – страна затаила обиду на Сербию, которая крепко поколотила ее во Второй балканской войне.

А чтобы отомстить Сербии, надо пойти воевать на стороне Центральных держав. Которые, как мы знаем, проиграли и «наслаждались» последствиями поражения – территориальными потерями и внушительными репарациями. Так что пострадала Болгария даже больше, чем Сербия, из-за которой в Софии и приняли решение вступить в крупный конфликт.

В людях Болгария, к слову, потеряла едва ли не больше всех. Не в абсолютных, конечно, цифрах – общие безвозвратные потери составили чуть меньше 200 тысяч человек. Но в доле от населения показатель был крайне серьезный – 4,2 процента. У России, для сравнения, всего 1,7, а у Германии – 1,6. Ближе всего (из крупных стран) болгары подобрались к французам, но переплюнули и их – у тех было 3,6 процента.

«Мы все починим»

Болгария проиграла Первую мировую. И те, кто были никем, стали всем. Особенно это относилось к Александру Стамболийскому, политику левых взглядов, который во время войны прославился пропагандой против вступления в войну. За это он даже попал в тюрьму, но после поражения эта позиция принесла ему политические дивиденды. В 1919-м году Стамболийский возглавил страну, став премьер-министром.

И тут же взял соответствующий курс. Например, всячески подчеркивал подчинение Болгарии мировому сообществу и шел на любые уступки победителям. Это давало результат: Болгарии согласились реструктурировать репарации, растянув выплаты на десятки лет. И взяли страну в Лигу Наций. Но чувство национальной гордости, и без того подорванное поражениями и громадными потерями, требовало отмщения.

Кроме того, Стамболийский успел разозлить богачей аграрной политикой – изымал крупные неиспользуемые земельные наделы, дробил их, и отдавал тем, кто мог обрабатывать их своими силами.

Болгария в огне: война между правыми и левыми
Александр Стамболийский

В итоге все накопившиеся проблемы, комплексы и неосторожные действия, задевавшие чьи-то интересы, скопились в одной точке, и Стамболийский потерял все. Произошло это через переворот, грянувший в июне 1923 года. Основной задействованной силой стали болгарские ветераны войны, разъяренные политикой уступок.

После непродолжительных уличных боев – люди премьера не смогли организовать внятного сопротивления – самого Стамболийского арестовали и расстреляли. Страну возглавил Александр Цанков, куда более «право» настроенный человек.

Красный сентябрь

На все эти события радостно смотрели болгарские коммунисты. Стамболийский был для них недостаточно левым. Их планы и программы шли куда дальше изъятия наделов у богачей – коммунисты собирались изъять уже их самих. И возмущение бедноты, связанное со свержением и убийством Стамболийского, давало все шансы, чтобы это сделать.

Следовало организовать восстание – благо к 1923-му у коммунистов мира в этом плане был накоплен обильный опыт. В Болгарии активизировался Коминтерн. Участвовали в руководстве и местные кадры – например, знаменитый болгарский коммунист Георгий Димитров. У нас он в основном известен как автор одного из определений фашизма – марксисты используют его и поныне.

Изначально план восстания представлял собой формулу «деревенские против городских» плюс активные действия подполья в столице и ее скорый захват. Последнему придавалось особое значение – планировался даже «карнавал» с переодеванием в юнкеров. Но в итоге все полетело к чертовой бабушке.

Виновницей стала отвратительная конспирация – планы коммунистов стали известны правительству. А дальше пошла волна упреждающих арестов. Структуры управления подпольем были нарушены, и в итоге выступления коммунистов начались «вразнобой», случившись между 12 и 14 сентября 1923 года.

Поэтому овладеть столицей у восставших не получилось. Довольно быстро они были подавлены и в большей части страны. Но красным удалось захватить ряд наиболее бедных регионов на северо-западе и юге страны. За них-то и развернулась основная борьба.

Белая гвардия

Сильным козырем в руках правительства были русские белоэмигранты. Это были не утонченные художественные натуры и не задумчивые философы – речь шла о целых подразделениях армии Врангеля, которые не спешили себя распускать после поражения на родине.

Русские в Болгарии жили довольно децентрализованно. Большинство занималось тяжелой работой за весьма небольшие деньги. Но разрывать связи врангелевцы не спешили – они верили, что в новообразованном СССР обязательно случится какая-нибудь внутренняя смута, и тогда у них появится еще один шанс.

Болгарским эмигрантам были даны недвусмысленные указания от вождей Белого движения – не устраивать провокаций, не лезть в перевороты, не трогать местных коммунистов. Надо беречь силы для возвращения в Россию и не устраивать проблем себе и своим товарищам в других странах. Но если случится массовое выступление красных, активно – в том числе и на службе у местных властей – защищать себя. Иллюзий о том, что сделают победившие коммунисты с белогвардейцами, ни у кого не было.

Поэтому болгары получили подкрепление – около полутысячи врангелевцев, что, по меркам небольшой страны, было весьма и весьма немало. Особенно когда гореть начинало везде, и оставалось много пунктов, где вообще не было гарнизонов.

Это порождало забавные, но неловкие ситуации. Так, например, русский офицер был направлен в одно из сел во главе небольшого отряда – пошли слухи, что там коммунистический митинг. Прибыв на место, тот не обнаружил никаких признаков последнего. Но зато встретился с местным крестьянином, которому до этого под видом обычного батрака, чтобы добыть денег на жизнь, делал грязную работу. И потом долго стеснялся.

Красные попы и боевые девы

На коммунистической стороне в то время царствовала эмансипация. Например, в городе Белая Слатина восстание вдохновило местных гимназисток. Быстро насытившись митингами, они раздобыли себе револьверы и принялись активно выискивать «контру», и даже кого-то расстреляли.

Правда, за все приходилось платить. Когда восстание провалилось, все уже успели изрядно наломать дров и побить тарелок. Победители с проигравшими не церемонились – и принадлежность к слабому полу тут была скорее отягчающим обстоятельством (в глазах солдат), чем наоборот. И пленные женщины могли схлопотать не только пулю.

Болгария в огне: война между правыми и левыми
“Красный поп”

Имелась еще одна не совсем привычная нашему уху особенность – «красные попы». Некоторым деревенским священникам постулаты коммунистической идеологии казались не то что не противоречащими их учению, а вовсе наоборот. Они видели параллели с ранним христианством и благословляли паству «вершить справедливость».

Некоторые батюшки и вовсе возглавляли отряды восставших, как, например, священник по фамилии Динев из села Коларово. Судьба большинства из таких «красных попов» после подавления восстания была, как правило, незавидна.

Побеждает решительный

Произошло это самое подавление не только в силу рухнувших планов восставших. В первые дни, а где-то даже недели, не было ясно, чем закончится все дело – связь нарушена, везде хаос, с каждым днем становится все хуже. И в этой обстановке многое зависело от решительности местных военных. А зачастую и от их решительности немедленно пойти на жесткость, или даже жестокость.

В некоторых случаях решительность превосходила все разумные пределы и улетала куда-то в просторы безумной гениальности. Так, например, капитан Манев с какими-то четырьмя солдатами вошел в деревню, считавшуюся «коммунистической». Тут же занялся террором в отношении предполагаемых зачинщиков. Затем мобилизовал 20 человек их соседей, дал им оружие, и повел в бой против красных. И, что характерно, так и не получил ни одной пули в спину.

Показательными были и действия болгар в очищенных от коммунистов населенных пунктах. Расстрелять выявленных активистов – ну, это понятно. Отвесить тумаков, тем, кто под руку попался. Но – немаловажный элемент – крепко вломить местным зажиточным. Если они имели оружие, какую-никакую численность, и при этом пальцем не пошевелили, чтобы остановить красных. Так-то.

Болгария в огне: война между правыми и левыми
Арестованные повстанцы

В немалой степени благодаря такой решительности на местах восстание коммунистов было подавлено еще в последних числах сентября. Все продолжалось чуть более двух недель и стоило Болгарии 5 тысяч погибших – что, с учетом размеров и населенности страны, очень и очень немало.

Эпоха нестабильности

А затем начались неспокойные десятилетия.

Какое-то время разгромленные, но не уничтоженные коммунисты планировали новые восстания. Потом, в 1925-м, они устроили взрыв в Софийском соборе, собрав мрачную жатву в 213 жизней.

Затем «красная» тема несколько улеглась, но демон интриг, путчей и переворотов уже был выпущен из шкатулки. Страну лихорадило все межвоенные годы. «Устаканилась» внутренняя жизнь Болгарии лишь в 1944 году, когда в ней появились советские танки.


Источник: Военное обозрение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *