Рано или поздно Россия признает ДНР и ЛНР!

Профессор Михаил Рощин сорок лет работает в Институте востоковедения Российской академии наук, два года проработал в Ираке, является признанным специалистом по арабским странам. Но при этом с самого начала войны в Донбассе внимательно следит за происходящими здесь событиями, шестой год ездит в ДНР и ЛНР. Когда в середине марта он в очередной раз побывал в Донецке, «Донецк вечерний» попросил ученого поделиться своими наблюдениями за конфликтом в Донбассе, мнением о его причинах и прогнозами о дальнейшем развитии противостояния.

Рано или поздно Россия признает ДНР и ЛНР!

 

Если сравнивать Донбасс с Сирией…

– Михаил Юрьевич, вы являетесь экспертом по конфликтам в арабских странах. А как у вас возник интерес к войне в Донбассе?

– До того, как тут началась война, я в Донбассе не бывал, но понял, что никто, кроме нас, вас поддерживать не будет. Трудно представить, чтобы, например, немцы стали поддерживать Донбасс, потому что они на протяжении ХХ века постоянно поддерживали только украинских националистов.

Можно ли провести какие-то параллели между противостоянием в Донбассе и хорошо известными вам восточными или другими подобными конфликтами?

– Определенные параллели провести можно. Хотя причины конфликтов могут быть разными. Например, причины сирийского конфликта иные, чем те, что у вас. Но дальнейшее их развитие в определенной мере взаимосвязано.

Владимир Путин сначала опасался более решительно двигаться в отношении Украины и, в частности, Донбасса, потому что боялся реакции Запада, который ясно дал понять, что он поддерживает киевский майдан. Позиция России была такая: Крым – наш, а вот Донбасс… Не то чтобы не наш, иначе не было бы проекта «Новороссия», который потом, правда, свернули. Мне кажется, были опасения перегрева, боялись просчитаться. Потому и получился такой результат, который имеем. С моей точки зрения, он неплохой, но не до конца реализованный.

Дальше пошли санкции – Россия попала в изоляцию. И в этот момент возник кризис в Сирии, где гражданская война шла с 2011 года, но Путин опять же долго опасался в нее вмешиваться и вмешался только осенью 2015 года. К тому моменту, когда Россия вмешалась, у президента Сирии Башара Асада положение было совершенно отчаянное, если бы не вмешательство России, то большая вероятность того, что режим не удержался бы. Сегодня мы видим, что решение Путина вмешаться в конфликт в Сирии в итоге было правильным. Сегодня ситуация там налаживается, большая часть страны освобождена. Это произвело впечатление на весь мир, Россию признали в качестве самостоятельного игрока.

Если сравнивать с Донбассом, то Россия и в отношении него тоже становится более сильным игроком на международной арене – это показывают переговоры в нормандском формате.

 

Элита предала народ

Есть мнение, что в Крыму военный конфликт не случился потому, что там местная элита осталась с народом, а наша выехала в 2014 году. Как считаете, если бы донецкая элита осталась в Донецке, мы бы избежали войны?

– Крыму, прежде всего, повезло, потому что там находился военный флот России.

Что касается элиты, то, к примеру, самый известный донецкий бизнесмен Ринат Ахметов боялся санкций. Если бы он и ему подобные остались с народом Донбасса, то попали бы под санкции и не смогли бы развивать свой бизнес. Донецкая элита оказалась не готова чем-то пожертвовать реально, проявила эгоизм и бросила своих соотечественников на произвол судьбы, предала их.

А если бы тогдашний президент Украины Виктор Янукович не оставил бы свою страну, а, скажем, перебрался в Донецк, можно было избежать конфликта?

– Президент Сирии Башар Асад тоже мог с семьей сбежать, просить убежища и жить спокойно до конца своих дней. Но он остался и держится.

Если бы Виктор Янукович перебрался в Донецке и сказал: «Меня изгнали из Киева, но я остаюсь президентом, я получил мандат от народа», – это было бы очень сильно, и Запад ничего бы не сказал, потому что те, кто его изгнал, выглядели бы как путчисты, а Янукович остался бы народным президентом. В этом случае кризис бы надолго не затянулся, не было бы столько жертв. Но в истории не бывает сослагательного наклонения.

Вы как эксперт считаете происходящее на Донбассе внутренним военным конфликтом или внешним?

– Это внутренний конфликт. Россия была косвенно вовлечена в него, когда у вас настало самое тяжелое время. Наша страна не могла оставаться в стороне и смотреть, как здесь погибают мирные люди.

То, что сейчас активизировался нормандский формат, говорит о том, что на Западе тоже начали понимать, что это именно внутренний конфликт, а не конфликт между Украиной и Россией.

Рано или поздно Россия признает ДНР и ЛНР!

Можно ли прекратить конфликт?

– Как может разрешиться конфликт в Донбассе?

– Сегодня конфликт – вялотекущий. Он продолжается ввиду того, что нет разграничения сторон. Как шло урегулирование конфликта между Израилем и Египтом? Там проводилось последовательное разграничение войск. Если такого разграничения нет, то перестрелки не закончатся, и не будет конца взаимным обвинениям. С одной стороны говорят: «Ополченцы стреляют», с другой: «Украина стреляет».

Мне кажется, что в рамках той политической системы, которая сложилась в Киеве, урегулировать конфликт в Донбассе невозможно. Что Киев может вам предложить? По-прежнему навязывается один государственный украинский язык, ликвидируются русскоязычные школы. Это означает, что если население ДНР и ЛНР вернется на Украину, то оно должно будет жить по тем украинским законам, которые существуют. При этом Зеленский против автономного статуса Донбасса. Если тут будут проводиться выборы, то сюда вернутся украинские националистические партии и начнут вести свою пропаганду. Думаю, после того, что произошло за эти годы, для местных жителей это неприемлемо.

Но, на мой взгляд, урегулирование любого конфликта, в принципе, возможно. В том случае, если Киев этого в самом деле захочет. Если там к власти придет разумное руководство, которое признает особый статус территорий и все прочее.

Однако, честно говоря, я не верю, что возможна реинтеграция Донбасса в Украину. Другое дело, надо подумать, как с наименьшими потерями выйти из нынешней ситуации.

А как пытались урегулировать конфликты на Востоке, которые вам хорошо известны как историку?

– Египет и Израиль друг друга долгое время не признавали. Когда президента Египта Анвара Садата спросили журналисты: «Хотите ли вы поехать в Иерусалим?» – он сказал: «Я готов поехать куда угодно и встретиться хоть с чертом, лишь бы положить конец войне». Он был военный, смелый человек. Но закончилось, к сожалению, тем, что его убили мусульманские экстремисты, которые выступали против мирного договора с Израилем.

Также был убит еврейским фанатиком премьер-министр Израиля Ицхак Рабин, который пытался договориться с палестинцами и очень много сделал для примирения с ними. После этого уже больше никто не осмеливается вести переговоры с палестинцами.

Я думаю, что Зеленский осознает, что ему грозит большая опасность от националистов-экстремистов, если он начнет реальное примирение с Донбассом. Украине прежде нужно решить проблемы внутри страны и разобраться со своими националистами. Пока украинское руководство не проведет столь необходимую Украине денацификацию, там ничего хорошего не будет.

То есть стремление ДНР и ЛНР к интеграции с Россией – это единственно правильное решение для нашего народа?

– Считаю, движение в сторону России неизбежно и будет продолжаться. Зеленский только говорит о разведении войск, языке, выплате пенсий и всем прочем, но по факту ничего не делает для примирения с Донбассом. Дела мы видим только со стороны России.

Думаю, что вполне возможно официальное признание ДНР и ЛНР Россией – в качестве первого шага. Рано или поздно это произойдет.

Беседовала Виктория ЛЕВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *