Семён Тимошенко – без поражений нет побед: к 50-летию со дня кончины маршала

Семён Тимошенко - без поражений нет побед: к 50-летию со дня кончины маршала








Семён Тимошенко - без поражений нет побед: к 50-летию со дня кончины маршала

Ушедший из жизни 50 лет назад, 31 марта 1970 года Семен Константинович Тимошенко, с одной стороны является, как принято было говорить в свое время «типичным представителем» блестящей когорты сталинских маршалов Победы, а с другой – фигурой, имеющей достаточно неоднозначную трактовку в истории Великой Отечественной войны. Многие исследователи его жизненного пути, кстати, по сей день не могут прийти к выводу – следует ли считать Тимошенко безусловным «везунчиком», или же человеком, которого долгое время преследовали прямо-таки фатальные неудачи.

Родился будущий маршал в Бессарабской губернии (территория нынешней Одесской области) и был 17 по счету ребенком в крестьянской семье. Выжил – уже удача… Призыв в армию в 1914 году. Военная карьера вчерашнего парнишки-батрака складывалась вполне успешно. Закончив пулеметную школу, воевал Тимошенко отлично, геройски. Из всех четырех степеней солдатского «Георгия» получить не успел только первую – самую высшую. Наверняка и ее бы удостоился, да дернула нелегкая горячего ефрейтора съездить по физиономии собственного ротного командира, измывавшегося над его товарищем.

За подобные вещи в условиях военного времени наказание могло быть только одно – расстрел. К нему и приговорили. Спасло Семена Константиновича то, что с учетом «выдающихся подвигов и заслуг» трибунал в последнюю секунду смягчился и отправил строптивца не к стенке, а на каторгу. Сомнительное «помилование», но на дворе стоял январь 1917 года, и каторгам с трибуналами на российской земле существовать оставалось всего ничего. Повезло…

Понятное дело, что после всего этого выбор между красным и белым лагерем для освобожденного революцией каторжанина не стоял в принципе. Гражданскую войну Тимошенко начал, как говорится, «с нуля», рядовым красногвардейцем, а закончил командиром кавалерийской дивизии, кавалером трех орденов Красного знамени и обладателем почетного революционного оружия.

С этого, собственно, момента, кое-кто из историков начинает разводить вокруг судьбы Семена Константиновича натуральное баснословие – мол, и его феерический карьерный взлет, и дальнейшее возвышение в РККА причиной своей имеют исключительно то, что участвуя в обороне Царицына Тимошенко познакомился с руководившим ею Сталиным, которому чем-то «приглянулся». Что тут скажешь? Во-первых, бывали в Гражданскую взлеты и постремительнее, а во-вторых, не в знакомствах тут дело, а в том, что будучи ранен на полях сражений раз пять, как минимум, Тимошенко ни разу ни командования не бросил, ни строя не покинул. Да и громил «беляков» он более, чем успешно. Недаром же «лучшим кавалеристом» РККА впоследствии его называли что Буденный, что Тухачевский.

В 30-е годы Тимошенко «рос» достаточно интенсивно, проходя все положенные карьерные ступени – командующий корпусом, армией, Киевским военным округом. В 1939 году принимал самое активное участие в возвращении СССР территорий Западных Украины и Белоруссии, а спустя год наступил, пожалуй, пиковый момент в деятельности Тимошенко, как полководца – войска Северо-Западного фронта под его командованием прорывают «непреодолимую» Линию Маннергейма, принося СССР окончательную победу в «Зимней войне» с Финляндией. Сегодня, опять-таки, кое-кто берется спорить: «правильно» или «неправильно» была осуществлена эта операция, однако у товарища Сталина на сей счет никаких сомнений не возникало. Тимошенко получает первую Звезду Героя, становится маршалом и Народным комиссаром обороны СССР.

За какой поступок, совершенный на этом посту ему однозначно следует воздать дань громадного уважения, так это за личное обращение к Иосифу Виссарионовичу с рапортом о необходимости скорейшего освобождения из мест заключения целого ряда угодивших туда «за компанию» с истинными заговорщиками при расследовании «дела военных» командиров РККА различных рангов. При обсуждении этого момента зачастую тоже возникают совершенно завиральные версии относительно того, что Нарком решился на подобное исключительно в силу «особой близости» к Сталину, а потом чуть ли не трясся от страха, ожидая, «не подъедет ли к его дому черная машина НКВД». И смех и грех…

Вождь в подобного рода вопросах совершенно не делал скидки ни на какие личные отношения. Убедить его возможно было только четкими аргументами и твердой позицией. Тимошенко это удалось и он вытащил из-за «колючки» многих будущих творцов нашей Победы – Константина Рокоссовского в том числе. Уже за одно это ему – низкий поклон. И не боялся Семен Константинович в своей жизни никого и ничего – вот это уж проверено было неоднократно…

Смещение Тимошенко с поста Наркома обороны в июле 1941 года, в самом скором времени после начала Великой Отечественной кое-кто берется трактовать, как проявление того, что Сталин «возлагал на него вину за неготовность РККА» к началу боевых действий. Более, чем сомнительно. Будь так, он бы не на одну ступень был понижен, а в порошок стерт. Просто Иосиф Виссарионович, видя, как разворачиваются события, вынужден был замкнуть все руководство страной (в том числе и военное) лично на себя, создав Ставку Верховного Главнокомандования. Нарком обороны в такой ситуации превращался в фигуру не первостепенной важности. А Тимошенко был нужен Верховному на фронте.

В 1941 году вся, практически, деятельность Семена Константиновича (как, впрочем, и абсолютного большинства отечественных военачальников) сводилась к выполнению простейшего приказа: «Держаться любой ценой!» Вот тут ему точно «везло» по полной – Тимошенко неизменно оказывается на самых тяжелых участках, фактически, безнадежных. Тем не менее, то же Смоленское сражение даже при его ужасающих потерях стало залогом того, что Красная армия впоследствии смогла отстоять Москву. Возлагать на Тимошенко ответственность за Киевскую катастрофу и вовсе некорректно – командовать обороной города он был назначен менее, чем за неделю до его вынужденной сдачи и уже через три дня дал команду на отвод войск. Другое дело, что некоторые его подчиненные выполнить это приказ не поторопились, что и привело к трагическим последствиям.

Впрочем, поквитаться с гитлеровцами Тимошенко сумел уже через пару месяцев, блестяще проведя Ростовскую наступательную операцию.
Выбив фрицев из Ростова-на-Дону, Красная армия одержала одну из первых своих значительных побед в той войне. Настоящим, серьезным поражением Тимошенко стала Харьковская операция, в мае 1942 года вылившаяся в настоящий военный крах РККА – с огромными потерями и стратегическими утратами. Это, пожалуй, самая трагическая страница полководческой деятельности Семена Константиновича, оставшаяся для него вечной болью. Тем не менее, даже после случившегося его не репрессируют, не лишают званий и права командовать – в 1942 году войска под началом Тимошенко участвуют в начальном этапе Сталинградской битвы.

Но вот после этого происходит полное «отлучение» маршала от руководство какими-либо частями и соединениями РККА. Верховный превращает его, по сути дела, в контролера и координатора, представителя Ставки на различных фронтах. При личном участии Тимошенко разрабатываются многие наступательные операции. Во всяком случае, свой орден Победы он заслужил честно, как и все остальные награды – от Георгиевских крестов до Звезд Героя.

После войны судьба Семена Константиновича сложилась тоже достаточно стандартно – командование рядом военных округов, группа Генеральных инспекторов Минобороны, руководство Советским комитетом ветеранов войны. От многих своих соратников отличается он разве что одним – ни строчки мемуаров маршал не оставил. Сказал – врать не собираюсь, а правду написать не дадут! Если учесть, что предложение «взяться за перо» поступило ему, скорее всего, во времена Хрущева, можно предположить, какой именно «правды» от маршала хотели. Тот же Рокоссовский таких посланцев, уговаривавших его облить грязью Сталина, послал подальше. Тимошенко просто отказался писать вообще что-либо. Тоже поступок.

Можно долго и скрупулезно пытаться определить: чего было больше в судьбе Семена Константиновича – взлетов или падений, удач или провалов… Во всяком случае, его героический жизненный путь свидетельствует о том, что побед без поражений не бывает, и главное в солдатской судьбе – это не подсчет соотношений между ними, а верность Родине и присяге.


Источник: Военное обозрение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *