Два слова про урановый лом

Два слова про урановый лом








Два слова про урановый лом

Для начала: на радость танкистам выскажем утверждение, что танк до сих пор самый реально полезный и грозный боевой аппарат на сухопутном поле боя. Это был и есть основной ударный инструмент, он же поддержка наступающей пехоты и так далее.

То, что с начала своей боевой карьеры в Первой мировой войне и по наше время танк прошел просто огромное расстояние по эволюционной лестнице, никто под сомнение не ставит. Однако есть моменты, о которых стоило бы поговорить, потому что внезапно появилось осознание того, что «все как-то не так».

Речь идет о, пожалуй, второй важнейшей составляющей танка. Или о первой, тут сказать сложно, что важнее: броня или вооружение. Ибо работает в бою танк и тем, и другим, и, повторюсь, сложно сказать, что важнее.

Если внимательно посмотреть на то, как сегодня применяют танки и чем они воюют, можно сказать следующее: фактически развитие вооружения если не остановилось, то приторможено по полной программе.

Давайте посмотрим, чем богаты, как говорится, мы и наши потенциальные.

У нас основным орудием аж с 1970 года является пушка 2А46, прошедшая огонь и воду модификаций, то есть варианты 2А46М и 2А75. И устанавливавшаяся еще на Т-64А. Потом были Т-72, Т-80, Т-90. И только для «Арматы» и Т-90М разработали 2А82, того же калибра 125-мм, которая является скорее исключением из правил.

Спросите, почему?

А потому, что у наших потенциальных все ну совершенно так же обстоит.

Американцы и немцы, использующие 120-мм танковую пушку Rheinmetall или Rh120 не так долго, но тоже довольно давно: с 1979 года. И ничего, последние версии «Абрамса» и «Леопард-2» вполне нормально оперируют этой пушкой.

Британская L30 помоложе, с 1989 года, но по факту это L11А2, родом из тех же конца 70-х, и назвать ее удачной язык не поворачивается. Да, французская CN120-26 выглядит более новой, но даже она их 80-х годов, просто долго ждала танк.

Но в целом ситуация своеобразная: только француженку CN120-26 и нашу 2А82 можно с натяжкой назвать новыми. С очень большой натяжкой. А за последние 40-50 лет никаких изменений не происходило, даже калибры остались прежними.

Хотя в планах у нас была замена на 152-мм в 90-х годах прошлого века, в ответ потенциальные запланировали смену на 140-мм, но крах СССР на всем поставил крест. В итоге у нас 125-мм остался, просто сменили тип орудия для Т-14 и Т-90М.

Вообще, Т-14 вполне мог оснащаться пушкой 152-мм, так называемой 2А83, но что об этом говорить, если и стандартных Т-14 у нас по пальцам пересчитать можно.

Так что если где-то и надо искать эволюцию, так это в снарядах. Это логично, раз в плане калибров и самих орудий у военных разработчиков полная тишина, то остается одна надежда на снаряды.

Два слова про урановый лом

И здесь все просто. Все последние 40 лет. Главное – взять БОПС, бронебойный оперенный подкалиберный снаряд, хорошенько его разогнать в длинном стволе танковой пушки, чтобы он набрал хорошую кинетическую энергию, а остальное за вас сделает физика.

Лучший способ приговорить танк с большого расстояния. На ближней дистанции все так же хорош РПГ-7 и его потомки с кумулятивным зарядом, а вот на дальней…

На дальней все так же хорош лом, против которого плохо в плане приема. Вопрос только в материале. Немцы вот всегда любили вольфрам, американцы предпочитают обедненный уран. Впрочем, уран – удел тех, у кого есть своя ядерная энергетика.

Что касается нашей армии, у нас есть и вольфрамовые ломы, и урановые. Но урановыми предпочитают стрелять только на специальных полигонах. Во избежание.

Кинетическая энергия, как известно, зависит от скорости снаряда. Скорость достигается комплексной работой над взрывчаткой, пушкой и формой снаряда. Ну и основное шаманство – материал сердечника.

Известно, что уран имеет плотность 19,05 г/см3, что в 2,5 раза больше, чем у стали. Так как уран тяжелее, то и энергию он набирает в большем объеме, чем любой другой материал. Кроме того, уран очень твердый материал, ему легко прошивать любую броню из любого материала. А так как еще и теплопроводность урана очень низкая, и снаряд не расширяется от трения, как другие, пробивная способность выше.

Плюс такое полезное свойство, как пирофорность урановой пыли, которая образуется при пробитии снарядом брони. Эта пыль запросто вспыхивает, добавляя проблем экипажу.

Ну и главный плюс – уран просто бесплатное сырье, так как по сути это просто отходы атомной энергетики.

Правда, условно бесплатное, потому что мало того что «слегка» фонит в плане радиоактивности, так еще и ядовит. Так что работать с ним не так просто, как хотелось бы. Немцы предпочитают не заморачиваться.

Вольфрам немного плотнее урана – 19,25 г/см3. Чуть больше 1%. И тоже обладает своим супербонусом: высокой температурой плавления, в 2,6 раза больше, чем у урана.

В момент контакта с броней, когда на сердечник действуют огромные температуры, урановый лом может частично потерять свою твердость. Есть такой термин: «поплыть» от высокой температуры. А вот вольфраму на температуры…

Недостаток вольфрама – стоимость. Достоинства – работать с ним несколько проще, да и отсутствие радиоактивного фона неплохой такой бонус.

Понятно, что при подобном раскладе конструкторы всех стран изгаляются, кто как может, с БОПСами.

Методов, кстати, довольно много. Разное оперение, стабилизаторы полета, бронебойные колпачки разной формы и из разных материалов. Хотя в основном задача у всех одна: сделать лом как можно более тонким и прочным. Плюс существует ограничение по длине, диктуемое боеукладкой самого танка. Плюс автоматы заряжания (у кого есть) тоже требуют внимания со стороны конструкторов. Чтобы не пришлось запихивать незапихиваемое. Но да, АЗ требователен к размеру снаряда, потому снаряд не может быть очень уж длинным. Короче, должен соответствовать по размеру.

Потому задача изобретения снаряда с принципиально новыми характеристиками под существующее орудие – это сравнимо с разработкой новой пушки, а может, даже сложнее.

Даже если взять в качестве примера наш основной БОПС «Манго», который был создан еще в СССР, в 80-х годах, и который просто нельзя назвать современным. И тем не менее, эта прелесть, создаваемая как раз для «Абрамса», — далеко не вольфрамовый лом с возможностью разгона до 2М.

Два слова про урановый лом

Баллистический обтекатель, за которым прячется бронебойный колпачок, за ним демпфер, который позволяет довернуть снаряд (нормализовать) при попадании под углом, только после всего этого последовательно стоят два сердечника из сплава вольфрама, никеля и стали. Общая длина сердечников – 420 миллиметров, а толщина – всего 18 миллиметров, размер активной части всего БОПСа – 574 миллиметра. Ну и, естественно, стабилизирующее оперение и 3,4 килограмма дополнительного заряда.

При стрельбе с двух километров «Манго» в идеале пробивает 450 миллиметров гомогенной брони, а под углом 60 градусов – 230 миллиметров.

Снаряд не так давно модернизировали, получился «Манго-М», или, как его в шутку называют, «Манго-Манго». Общая длина сердечников увеличилась до 610 миллиметров, бронеприбитие возросло до 560 мм, а под углом 60 градусов – 280 мм.

Учитывая, сколько по миру катается советских/российских танков, неплохая мысль с прицелом на экспорт. Новый «Манго» запросто прошьет борт «Абрамса», да и тем, кто в башне, сладко не придется, если соблюсти угол. 45 градусов и меньше – и привет башнерам!

Есть еще «Лекало». Интересный снаряд, с очень продвинутыми характеристиками с одной стороны и с какими-то постоянными невнятными проблемами в производстве.

Два слова про урановый лом

ЗБМ-44 «Лекало» вроде как приняли на вооружение в конце 90-х годов, но армия так и не получила их во вменяемых количествах. Все тот же вольфрамовый сердечник, бронепробитие – 650 миллиметров по прямой и около 320 под углом в 60 градусов. Но какие-то крохи в плане выпуска и полная непонятность. Промелькнула информация о том, что Минобороны заказало 2000 таких снарядов. По сути – БК на полсотни танков. Вот и думайте, полезно или нет.

Да, лучше, чем «Манго», но что ж так мало?

Между тем в армию США уже поступившие на вооружение бронебойные снаряды M829A2 и M829A3 могут похвастаться бронепробиваемостью в 740 и 770-800 мм, что весьма неприятно.

А если верить иностранным военным экспертам, то совсем новые БОПСы M829E4 способны пробивать до 850-900 мм стального эквивалента на расстоянии 2000—2500 м.

Два слова про урановый лом

Понятно, что сражений, как под Прохоровкой, современная концепция боя не предусматривает, но тем не менее. Практика применения танков на Донбассе показала, что дуэль вполне возможна, особенно при локальных стычках, имеющих под собой взятие под контроль территорий и населенных пунктов.

Чем ответить танкам «потенциальных» — вопрос. Чем больше дальность применения БОПСа, тем больше шансов поразить танк противника и уцелеть.

Да, сейчас соображающие скажут: а как же «Свинец»?

Да, «Свинец». Точнее, три «Свинца».

Два слова про урановый лом

Просто «Свинец» уже в истории, так как создан был все в те же 80-е годы прошлого века. Сердечник из карбида вольфрама, длина 635 миллиметров. Пробитие с двух километров по нормали 650 миллиметров и 320 под углом 60 градусов. Очень хорошо для своего времени. Для 21 века – ну так себе.

Но база оказалась что надо и с большим потенциалом доработки/модернизации. И уже в России появились «Свинец-1» и «Свинец-2».

«Свинец-1» с вольфрамовым сердечником пробивает 700-740 миллиметров гомогенной стали.

«Свинец-2» с сердечником из сплава вольфрама и урана пробивает 800–830 миллиметров.

В общем, не надо даже думать, куда стрелять в корпус, поскольку все равно куда – должен пробить. А при минимально хорошем стечении обстоятельств и башня скажет «сдаюсь».

Несмотря на то, что длина боеприпаса подходит к критически неудобной для отечественных АЗ, этими снарядами могут стрелять все танки, которые есть у нас на вооружении: Т-72 со всеми буквами после цифр, Т-80 и Т-90. Кстати, если сильно надо – и Т-14 может «Свинцом» бабахнуть.

Не смог, увы, найти информации о том, почему «Свинец» не в серии. Вроде бы испытания были не просто успешно, а очень успешно отстреляны в 2016 году, и… И Минобороны заказывает по чуть-чуть «Лекало».

Между тем «Свинец» — фактически единственный боеприпас, которого должны до судорог бояться танки НАТО. Причем все без исключения. Даже несмотря на то, что стрелять будет Т-72Б3.

Сейчас знающие скажут про «Вакуум». Скажите, да. Про СуперБОПС, способный истребить все бронированное, придуманное в мире на сегодняшний день.

Это фактически лом, против которого я что-то приема не вижу. Можно рассуждать про различные системы ДЗ, про эквиваленты, но лом, разогнанный до бог знает сколько метров в секунду, – это и в Африке лом.

Но создание в 90-е годы этого снаряда свидетельствовало и о том, что, создавая «Вакуум», конструкторы явно работали «в стол», поскольку впихнуть метровый боеприпас в существующие транспортеры АЗ было нереально.

И «Вакуум» лежал бы в перспективных разработках (а он и лежал там), пока не придумали вышеупомянутую 2А82 и 2А82-1М, АЗ которых как раз могли работать с метровыми сажальниками.

На испытаниях «Вакуум-1» уверенно пробивал 900 миллиметров бронестали с двух километров при попадании по нормали. А это более чем серьезно.

«Абрамс» последних модификаций в самом толстом месте башни имеет защиту, эквивалентную 900–950 миллиметрам гомогенной стали. «Меркава» хвалится броней 900 миллиметров. Это как бы самые твердолобые ребятки, и что? И должен их «Вакуум» брать. Либо даже если и не возьмет, экипаж будет долго звездочки разгонять от шлемов.

Но, увы, все разбивается о штучное ковыряние с «Арматами». Не нужен танк, ни к чему и «Вакуумы». Оба.

Хотя, если 2А82 установить в Т-90М, а такое вполне возможно, пушка запросто войдет, надо только с АЗ намудрить что-то, вот тогда снаряд получит прописку и право на жизнь.

Снаряды. Поскольку «Вакуум-1» — это старый добрый вольфрамовый сплав, а «Вакуум-2», как вы уже догадались, — из урана.

А еще все чаще начали говорить вслух о «Грифеле», но вот о нем сказать пока ничего такого, скорее всего, это перспективная опять же разработка под калибр 152 мм.

Собственно, чего дальше воду мутить, у нас для обеих «Вакуумов» стволов нет, чтобы их осваивать. Выпуск Т-90М и Т-1 – дело настолько печальное в количественном плане, что основную боевую массу как составляли Т-72, так и будут составлять в ближайшие лет 15-20. А им и «Свинец» будет за счастье. Если его («Свинец») вообще на поток поставят.

Если смотреть на перспективу, то ее пожалуй что нет. И дело не в том, что на выпуск новых снарядов нет то ли денег, то ли ума. Дело снова в физике.

Нельзя постоянно увеличивать энергию снаряда за счет скорости. За границей скорости 2 км/с сердечник начинает разрушаться при столкновении с броней без эффективного роста бронепробития. И дальнейшие эксперименты с метательными зарядами становятся реально бесполезны. Развития не будет.

Продолжать увеличивать длину/массу сердечника тоже вряд ли получится. Полутораметровый БОПС потребует новую башню и новый АЗ, поскольку запихнуть его в старые невозможно. Да и в тесноте танкового внутреннего пространства с такой дуровиной не развернуться в случае чего. В случае отказа от АЗ как в «Абрамсе».

Другие сплавы… Возможно. Другие материалы – тоже. Но это работы не на одно десятилетие, как мне кажется.

Вообще, конечно, по большому счету, пока снаряд побеждает броню. И еще какое-то время будет это делать. Но как раз в нашем случае очень даже возможна ситуация, когда темпы развития порохов и снарядов просто отстанут от темпов развития брони.

И вот только тогда, но мы получим новый качественный скачок. То есть то, о чем я написал в начале статьи. Переход на новый калибр. И тут есть о чем подумать, потому что монстр 2А83 о 152 мм запросто сорвет башню у кого угодно.

Но это будет совсем другая история.

Пока же наметившееся отставание в оснащении наших танков современными БОПС пока еще, говоря языком дипломатии, «вызывает опасения». Но это только пока.


Источник: Военное обозрение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *