Отставка Деникина

Отставка Деникина








Отставка Деникина

Врангель в Севастополе. 1920


После потери Кубани и Северного Кавказа остатки Белой армии были сосредоточены на Крымском полуострове. Деникин провёл реорганизацию остатков армии. 4 апреля 1920 года Деникин назначил главнокомандующим ВСЮР Врангеля.

Реорганизация Белой армии

После потери Кубани и Северного Кавказа остатки Белой армии были сосредоточены на Крымском полуострове. Деникин провёл реорганизацию остатков ВСЮР. Оставшиеся войска сводились в три корпуса: Крымский, Добровольческий и Донской, Сводную кавалерийскую дивизию и Сводную кубанскую бригаду. Остальные избыточные штабы, учреждения и части, собравшиеся на полуострове со всей территории Юга России, расформировывались. Оставшийся личный состав направлялся на укомплектование действующих войск.

Ставка располагалась в Феодосии. Крымский корпус Слащёва (около 5 тыс. бойцов) по-прежнему прикрывал перешейки. В Керченском районе расположили сводный отряд (1,5 тыс. человек), чтобы обеспечить полуостров от возможной высадки десанта со стороны Тамани. Все остальные войска были расположены в резерве, для отдыха и восстановления. Добровольцы стояли в районе Симферополя, донцы – в Евпатории. В целом армия Деникина располагала 35–40 тыс. человек при 100 орудиях и около 500 пулеметов. Сил было достаточно для обороны полуострова, однако армия устала физически и морально, что создавало почву для дальнейшего разложения. Не хватало материальных запасов, оружия и снаряжения. Если добровольцы вывезли своё оружие, то казаки его бросили.

Белая армия получила передышку. Красная Армия занимала северный выходы из крымских перешейков. Но силы её на крымском направлении были незначительны, лучшие части были отвлечены на новый Польский фронт. Кроме того, наступательный порыв красных сдерживала деятельность в тылу отрядов Махно и других повстанцев. Со стороны Тамани никакой подготовки к десанту не наблюдалось. Советское командование оценивало Северо-Кавказскую операцию как решающую и последнюю. Считалось, что белые разбиты и остатки их сил на полуострове будут легко добиты. Переброска значительных сил белых, их активность, готовность и возможность продолжать борьбу станет для красных неожиданностью.

Поиски виновных

Крым был центром всевозможных интриг, куда теперь добавилась потерпевшая поражение армия, оставшиеся без войск генералы, и множество беженцев. Искали виновников поражения и спасителей. Южнорусское правительство Мельникова, созданное в марте 1920 года, фактически так и не приступило к работе. В Крыму приняли его в штыки, критикуя как созданное в результате соглашения с самостийниками. Деникин, чтобы избежать конфликта, 30 марта упразднил Южнорусское правительство. Бывшие члены правительство отбыли из Севастополя в Константинополь.

Офицерство и генералитет также искали виновников военной катастрофы. Козлом отпущения стал один из вождей Добровольческой армии и ВСЮР, начальник штаба армии Деникина генерал Иван Романовский. Его считали виновником поражений Белой армии. Обвиняли в либерализме и масонстве. Обвиняли в хищениях, хотя это был честный человек и постоянно испытывал материальные проблемы. Слухи и сплетни свалили генерала. Деникин отмечал в своих воспоминаниях:

«Этот «Барклай де Толли» добровольческого эпоса принял на свою голову всю ту злобу и раздражение, которые накапливались в атмосфере жестокой борьбы. К несчастью, характер Ивана Павловича способствовал усилению неприязненных к нему отношений. Он высказывал прямолинейно и резко свои взгляды, не облекая их в принятые формы дипломатического лукавства».

Деникин был вынужден снять «храбрейшего воина, рыцаря долга и чести» Романовского с поста начальника штаба армии. Вскоре Романовский вместе с Деникиным покинет Крым и уедет в Константинополь. 5 апреля 1920 года он был убит в здании русского посольства в Константинополе поручиком М. Харузиным, бывшим сотрудником контрразведки Белой армии. Харузин считал Романовского предателем Белого движения.

Тем временем активно интриговали и против самого Деникина. Командование донцов считало, что добровольцы «предали Дон» и предлагали казакам покинуть полуостров, пробиваться в родные станицы. Командование белого фронта интриговало в пользу Врангеля. Герцог Лейхтенбергский предлагал возродить монархию, выступал за великого князя Николая Николаевича. Британцы предлагали «демократию». Оставшиеся без назначения генералы Боровский и Покровский вели свою игру. В новые главнокомандующие предлагался бывший командующий Кавказской армии Покровский. Духовенство, возглавлявшее крайне правых, выступало за Врангеля. Епископ Вениамин говорил, что «во имя спасения России» надо заставить генерала Деникина сложить власть и передать ее генералу Врангелю. Мол, только Врангель спасёт Родину. Зараженный всеобщей вакханалией, пытался вести свою игру и командир Крымского корпуса генерал Слащёв. Он связывался то с Врангелем, то с Сидориным, то с герцогом Лейхтенбергским, то с Покровским. Слащёв предлагал собрать совещание и предложить Деникину сложить командование.

Отставка Деникина

Романовский (крайний справа) сопровождает Деникина при его встрече с группой офицеров Антанты

Отставка главнокомандующего

Основой армии и самой боеспособной её частью оставался Добровольческий корпус генерала Кутепова. От настроений добровольцев и зависела судьба главнокомандующего. Поэтому многие заговорщики пытались склонить генерала Кутепова на свою сторону. Все они получили отказ генерала. Кутепов доложил о этих происках и предлагал Деникину принять срочные меры.

Однако Деникин уже решил оставить свой пост. Он созвал в Севастополе военный совет для избрания нового главнокомандующего. В его состав вошли члены штаба, командиры корпусов, дивизий, части бригад и полков, коменданты крепостей, флотское командование, находившиеся не у дел, но популярные генералы, включая Врангеля, Покровского, Юзефовича, Боровского, Шиллинга и др. Председателем совета Деникин назначил генерала Драгомирова. В письме к Драгомирову Деникин отмечал:

«Бог не благословил успехом войск, мною предводимых. И хотя вера в жизнеспособность армии и в ее историческое призвание мною не потеряна, но внутренняя связь между вождем и армией порвана. И я не в силах более вести её».

Судя по всему, Деникин просто устал. Бесконечная война и политические интриги. Его авторитет в войсках упал. Требовался новый человек, в которого поверят люди. Новый вождь мог дать новую надежду. Военный совет собрался 3 апреля 1920 года. Совещание проходило бурно. Представители Добровольческого корпуса единодушно хотели просить Деникина остаться на своём посту и выражали ему полное доверие. Добровольцы категорически отказались от выборов. Когда Драгомиров сообщил, что это решение самого Деникина, добровольцы стали настаивать, чтобы Антон Иванович сам назначил своего преемника. Их поддержали кубанцы. Донцы объявили, что не могут указать на преемника, считали, что их представительство недостаточно. Слащёв считал, что его корпус не имеет на заседании достаточного числа представителей (в условиях возможного наступления красных часть командования корпуса осталась на передовой). Также он отмечал, что выборы главнокомандующего могут негативно повлиять на войска. Морское командование выступало за Врангеля.

В итоге так ни к чему и не пришли. Драгомиров направил телеграмму главнокомандующему, где писал, что совет признал невозможным решать вопрос о главнокомандующем. Военный совет просил Деникина назначить преемника. При этом флот выступал за Врангеля, а сухопутные войска предлагали Деникину сохранить свой пост. Однако Деникин не изменил свою позицию. Он ответил: «Разбитый нравственно, я ни одного дня не могу оставаться у власти». Потребовал, чтобы Военный совет принял решение.

4 апреля Драгомиров разделили совет, допустив к нему только старших командиров. В этот же день из Константинополя прибыл Врангель. Он привёл ультиматум британцев. Англия предлагала прекратить неравную борьбу и при её посредничестве начать переговоры с большевиками о мире на условиях амнистии населению Крыма и белым войскам. В случает отклонения этого предложения британцы снимали с себя ответственность и прекратить какую-либо поддержку и помощь белым. Очевидно, что британцы таким образом поддержали кандидатуру Врангеля. Само совещание снова затягивалось. Долго обсуждали послание Британии. Слащёв заявил, что он против выборов и отбыл на фронт. В результате мнение военачальников склонилось в пользу Врангеля.

4 (17) апреля 1920 года Деникин назначил главнокомандующим ВСЮР генерал-лейтенанта Петра Врангеля. В тот же день Деникин и Романовский покинули Крым и на иностранных кораблях ушли в Константинополь. После гибели Романовского Деникин на британском корабле отбыл в Англию. В эмиграции Деникин старался помогать армии Врангеля. Встречался с деятелями парламента и членам правительства, взывал к правящим кругам и общественности, выступал в печати. Доказывал ошибочность примирения с Советской Россией и прекращения помощи Белой армии. В знак протеста против желания Лондона заключить мир с Москвой в августе 1920 года покинул Англию и переехал в Бельгию, где посвятил себя исторической работе. Писал историю Гражданской войны – «Очерки русской смуты».

Отставка Деникина

Генерал А.И. Деникин в день добровольной отставки с поста главнокомандующего Вооруженными силами Юга России


Источник: Военное обозрение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *