«Шугалей» — фильм о людях, судьбу которых дописывает сама жизнь

«Шугалей» — фильм о людях, судьбу которых дописывает сама жизнь

«Шугалей» — практически документальное повествование, рассказывающее о том безумном мироустройстве, которое воцарилось на территории западной части некогда процветающей Ливии — страны, растоптанной в пыль стараниями ряда «цивилизованных» государств и бандитских группировок.

Главный герой фильма — российский социолог Максим Шугалей, который со своими коллегами приезжает в «триполитанскую» Ливию по приглашению находящегося в Триполи правительства национального согласия. Что им надо? Им надо «увидеть» эту часть Ливию так, как того хочет ПНС, возглавляемое Файезом Сарраджем. И все бы ничего, да беда в том, что социологи — настоящие профессионалы своего дела, и они быстро раскрывают суть происходящего эксперимента — встроить международный терроризм во властные государственные структуры.

«Шугалей» — фильм о людях, судьбу которых дописывает сама жизнь

Сам фильм не просто основан на реальных событиях, он буквально списан с них — можно даже сказать, что это документальный фильм. Реалистичность сцен и событий подтверждается немалым количеством свидетельских показаний, данных людьми, вырвавшимися за пределы этого террористического «государства». И главное — лидер ПНС является сторонником запрещенной в России организации «Братья мусульмане». Почему запрещенной? Потому что организация эта — террористическая, целью своего существования ставящая отнюдь не безопасность и процветание общества.

Социологи работают, встречаются с людьми, изучают обстановку. И вот это озарение, раскрытое в диалоге героев в гостинице: «Мы сейчас единственные специалисты, кто видит объективную картину по Ливии». И откровенное удивление: «Америка не понимает, что если эти люди получат легитимную власть, то «башни-близнецы» покажутся детской забавой». Но кому-то это озарение не нравится.

«Шугалей» — фильм о людях, судьбу которых дописывает сама жизнь

Если немного отвлечься от самого художественного фильма, то на небольшом примере можно увидеть, что ПНС является всего лишь марионеткой в руках других государств, курирующих происходящие на западе страны процессы. Этот пример — участие сотрудников ЦРУ в пресечении дальнейшей работы российских социологов, вознамерившихся провести встречу с сыном бывшего лидера страны полковника Муаммара Каддафи. Очевидно, опасения у «кураторов процесса» были серьезные — не дай бог, Шугалей получит информацию, которая перевернет представление мирового сообщества о правительстве национального согласия… и, вероятно, именно поэтому было принято решение о захвате российских ученых.

Президент Фонда защиты национальных ценностей (ФЗНЦ) Александр Малькевич писал, что «человек по имени Реймонд Мэттокс, с таким же именем, как у сотрудника посольства США, предположительно принимавший участие в захвате, получил новое звание спустя 18 дней после похищения социологов». Сотрудник ЦРУ стал полковником. За просто так такие преференции в спецслужбах не выдаются. По фильму в момент захвата российских социологов видна работа «операторов частной военной кампании» — наследники BlackWater, а ныне Academi, угадываются в полный рост. Ну что тут сказать? Я разведу руками — история знает немало случаев откровенно преступной деятельности частных военных компаний США. И данная ситуация не является исключением.  

Заставляют задуматься и попытки освободить незаконно удерживаемых социологов посредством вмешательства дипломатических структур. Отсутствие результата в этих переговорах — как пример полного отсутствия договороспособности лиц, пришедших к власти в «триполитанской» Ливии, и назвавших себя «правительством национального согласия».

«Шугалей» — фильм о людях, судьбу которых дописывает сама жизнь

Сегодня в Ливии только одна сила не погружена в террористическое дно — это Ливийская Национальная Армия со штаб-квартирой в Бенгази, которую возглавляет маршал Халифа Хафтар. Лидер ЛНА исповедует принципы, которыми руководствовался Муаммар Каддафи — взвешенно сочетает религию со светскими представлениями о мире. Благодаря этим принципам Каддафи когда-то сумел построить вполне процветающее государство, в котором были все признаки общественного успеха. Теперь вот Хафтару выпало сражаться с дремучим невежеством и кровавой жестокостью радикальных и бандитских группировок, пытающихся легитимизировать свою власть перед международным сообществом. 

«Впервые в истории террористы стали официальной властью», — говорит один из героев фильма «Шугалей».

И в это же время представители ПНС понуждают своих заложников обратиться к российским властям с требованием о признании легитимности «правительства национального согласия» — а это как ни крути — принуждение к признанию легитимности террористического сообщества.

И слова охранника российского посольства «руками надо их освобождать» после всего звучат не столь уж вызывающе.

«Шугалей» — фильм о людях, судьбу которых дописывает сама жизнь

А главный смысл фильма состоит в том, что не киношные, а настоящие Максим Шугалей и Самер Суэйфан в эту самую минуту без всяких на то оснований сидят в тюрьме «Митига» на окраине Триполи и ждут своего вызволения. По фильму охранник тюрьмы произносит прекрасную фразу: «Зря мы их тут держим, русские за своими придут обязательно». Как руководство к действию, не иначе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *