Реальный центр управления в ОПЕК+ смещается к России

Реальный центр управления в ОПЕК+ смещается к России

Соглашение ОПЕК+ (или уже — ОПЕК++, если сравнивать квоты и состав участников с исходным вариантом 2017 года) о сокращении совокупной нефтедобычи стран-участниц на 9,7 млн баррелей в сутки (б/с, bpd) в мае-июне текущего года, достигнутое 12 апреля, будет продлено до конца июля. Такое решение было принято по итогам прошедшей 6 июня видеоконференции на министерском уровне.

Ранее предполагалось, что ограничения будут смягчены на 2 млн б/с с 1 июля до начала 2021 года и после того еще на 1,2 млн б/с — до 1 апреля 2022 года. Но, как известно, в любые планы и расчеты реальность вносит свои коррективы, иногда меняя эти планы до неузнаваемости.

Во всяком случае, ситуация для Королевства Саудовской Аравии после заключения соглашения оказалась, как известно, гораздо хуже прогнозной (подробности ФАН раскрыл, например, здесь). Это и побудило Эр-Рияд сначала требовать, а затем просить более ранней даты проведения онлайн-саммита, а также продления жестких ограничений первого этапа: до начала 2021-го или хотя бы до сентября текущего года. Но пока они получили только месяц на раздумья и возможность еще раз обсудить ситуацию в начале июля.

Днем ранее, 5 июня, баррель нефти марки Brent вышел на весьма показательный уровень выше 42 долларов, соответствующий «цене отсечения» в российском бюджете 2020 года. А ведь совсем недавно, в самом конце мая, то есть всего лишь неделю назад, он колебался возле отметки в 35 долларов. Как говорил известный телеведущий Дмитрий Киселев: «Совпадение? Не думаю…» Создается впечатление, что в ОПЕК и в ОПЕК+ смещается в сторону России реальный «центр управления», свидетельством чему является недавнее установление «морского моста» между Ираном и Венесуэлой.

В каком-то смысле принятое 6 июня решение можно даже назвать ожидаемым, как был ожидаем, например, успешный старт Crew Dragon 2 июня. Вообще, при желании в двух этих, никак не связанных между собой, событиях можно найти немало аналогий, проявлений «общего почерка».

Например, перенос их на два дня с неопределенностью до последнего момента — только роль «плохой погоды» на мысе Канаверал для нефтяного фронта, согласно данным агентства Bloomberg, сыграли сразу четыре государства: Ангола, Ирак, Казахстан и Нигерия; или последующие сложности с «возвращением астронавтов на Землю». Не знаю, как уж оно там на деле происходит в Нигерии, но в Анголе, Казахстане и Ираке (вернее, в иракском Курдистане) позиции российских нефтедобытчиков слабыми точно не назовешь…

Реальный центр управления в ОПЕК+ смещается к России

Министр энергетики РФ Александр Новак заявил, что накопленный в мире с начала 2020 года, вследствие обвального «коронавирусного» падения спроса при фактическом сохранении объемов добычи, избыток черного золота может достигать миллиарда баррелей и что принятые в рамках ОПЕК+ меры лишь затормозили дальнейший рост этого дисбаланса, угрожавший стабильности глобальной экономики.

На таком фоне 60 млн «июльских» баррелей дополнительного сокращения нефтедобычи — конечно, не «капля в море», а примерно шесть процентов, то есть «чисто по счету» за год с небольшим баланс даже такими мерами восстановить можно. Но они принципиально «здесь и сейчас» ничего не решают — требуются восстановление экономики и рост спроса на энергоносители, где нефть пока бесспорно остается «номером один».

А тут как раз налицо не просто гигантские, но, вдобавок, и быстро растущие проблемы. Они связаны в первую очередь с распадом «глобального рынка», формат которого был задан политически «однополярным миром» Pax Americana, а финансово — «империей доллара» с использованием национальной валюты США в качестве валюты мировой.

Возможно, это имело смысл 75 лет назад, когда большинство стран-участниц Второй мировой войны лежали в руинах, а Соединенные Штаты давали около половины производимых человечеством товаров и услуг, обладая, к тому же, монополией на ядерное оружие. Но уже к середине 1960-х годов ситуация принципиально изменилась: на смену заявленного золотого обеспечения доллара по факту пришло его нефтяное обеспечение. Ну а сейчас доллар пытаются перевести на обеспечение новыми активами, как вариант — информационными и «биологическими» (теми же «антивирусными вакцинами» или «таблетками бессмертия», например).

Трудно сказать, насколько велики шансы на успешное осуществление такого перехода (вернее — перевода), поскольку те же США с коронавирусной инфекцией пока справляются хуже всех стран мира. Но в любом случае доллар, который сейчас бешеными темпами, чуть ли не по триллиону в месяц, эмитирует американский Федрезерв, по факту обесценивается, теряя функции доминирующей мировой валюты и вообще свою денежную функцию как универсальной меновой стоимости. Говоря проще, такими темпами доллар США в скором времени просто перестанет быть деньгами.

Реальный центр управления в ОПЕК+ смещается к России

Кроме того, если МВФ рискнет не на словах, а на деле следовать заявленным принципам деятельности и в нынешнем (как положено, поскольку предыдущее решение принималось в 2015 году) или хотя бы в следующем году пересмотрит содержимое своей валютной корзины в пользу китайского юаня до сопоставимого с долларом объема, то и объемы нефти, которая будет торговаться за «баксы», должны будут очень резко снизиться.

Но даже если этого не произойдет, то глобальный рынок все равно уйдет в небытие, не исключая и рынок энергоносителей, в том числе нефтяной. И здесь связке «Россия—Китай» сможет противостоять только связка «Америка—Ближний Восток—Европа». За что сейчас, собственно, и идет борьба в самых разных форматах, включая ОПЕК+.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *